Николас Ван Хоорн

Николас Ван Хоорн или Николас Корнелисзоон Ван Хоорн — голландский пират и работорговец. Известен своим храбрым и очень вспыльчивым характером. Прославился своей крайней жестокостью и склонностью к спиртному. Во французском издании Эксквемелина описывается как смуглый человек небольшого роста, носивший на шее ожерелье из крупных жемчужин с рубином посредине.

Начало карьеры

Начало своей карьеры Ван Хоорн заложил благодаря родственным и дружеским связям своей жены француженки Лукреции Леру. Ее отец был в прошлом агентом Вест-Индской компании и, вероятно, благодаря этому Ван Хоорна назначили главным уполномоченным по призам в испанском порту Ла-Корунья. Насмотревшись на добытые призы, Николас отправился во Францию и получил каперское свидетельство. Сперва, он грабил голландские суда, а потом развернул свой грабеж против французов, столь успешно, что для его поимки и ареста выслали вице-адмирала Франции графа д’Эстре. Будучи пойманным, Ван Хоорну удалось запугать графа нападением своей команды и его благополучно отпустили.
По окончании войны, Ван Хоорн решил заняться работорговлей. Благодаря родственным связям ему удалось найти богатых инвесторов для этого предприятия. На вложенные деньги он приобрел военный корабль, набрал команду и отправился к берегам Африки. При первой же остановке в Бискайском заливе на берег сошло около 25 человек из команды, недовольные грубым обращением капитана, подобная ситуация повторилась и во время второй остановки, на берег сошло еще 36 матросов. Во время стоянки он забил насмерть одного из матросов. В результате от него ушло почти треть команды.
В Кадисе его компаньон не смог добиться от испанских властей разрешения торговать рабами и Ван Хорн выгнал его с судна и заодно выкрал из порта несколько пушек и скрылся.
Когда он прибыл в Гвинею, ему удалось обменять часть имеющегося на борту оружия на золото. Поскольку оружия было мало, Ван Хоорн пытался найти выход из положения. Николас вспомнил о своих навыках капера и ограбил одно из голландских судов. После этого Ван Хоорн регулярно грабил торговые суда, а товары менял на рабов или золото.
В октябре 1682 года Ван Хоорн вернулся в Кайенну. Здесь ему удалось сбыть часть рабов, и на вырученные деньги он приобрел плантацию, управление которой доверил своему родственнику.

Ван Хоорн в Вест-Индии

После этого Ван Хоорн отправился в испанский порт Санто-Доминго. Но испанцы встретили его неприветливо, поскольку были предупреждены о корсарских нападениях. Президент аудиенсии запретил негоциантам торговать с Ван Хоорном и конфисковал половину оставшихся рабов. После того как президент приказал покинуть Санто-Доминго, флибустьер перебрался во французскую часть Эспаньолы. Здесь его встретили приветливо, купили большое количество рабов, а губернатор колонии предложил Ван Хоорну каперское свидетельство в обмен на защиту колонии. Ван Хоорну разрешалось преследовать непокорных пиратов и нападать на испанские суда и колонии. Губернатор прислал в помощь известного среди флибустьеров сьера де Граммона.
Из Пти-Гоава Сент Николас вышел с большим запасом продовольствия и направился на Ямайку с письмом для губернатора в котором содержалась просьба о медикаментах и снаряжении в обмен на обещание поимки пиратского корабля Обманщица (Ла Тромпез).
Отплыв с Ямайки, Ван Хоорн по пути предлагал нескольким пиратским капитанам совместно напасть на Векакрус, поскольку собственных сил было недостаточно, он настойчиво звал различных пиратов встречавшихся по пути разделить с ним тяготы набега и добычу Веракруса. В дороге он услышал о намерениях де Граффа ограбить испанскую урку, но вместо того чтобы присоединиться к пиратской флотилии, ожидавшей поодаль, пока урку загрузят серебром, Ван Хоорн вошел в залив и напал на корабль, прямо перед носом у испанцев. На урке были только товары, серебро еще не погрузили, и добыча была скудная. Ван Хоорн желал не столько захватить испанское судно, сколько стремился привлечь флотилию де Граффа в свое предприятие.
Де Графф был очень рассержен, поведением Ван Хоорна, но потом сменил гнев на милость и согласился идти на Веракрус. Таким образом, Николас получил под свое командование порядка 10 судов и больше 1000 пиратов.

© John Mitchell Stock Photography

Захват Веракруса

Многие из пиратов считали, что, несмотря на большую флотилию им все же недостаточно сил для захвата хорошо укрепленного Веракруса. Но Ван Хоорн предложил дерзкий план. Согласно его сведениям в Веракрус в ближайшее время должны были прибыть два судна с грузом какао, и пират предложил переодеть два пиратских судна и высадить с этих судов десант.
Пираты так и поступили, пересадили на два судна почти восемьсот человек и подплыли к острову, перекрывающему вход в гавань. Несмотря на некоторые подозрения, испанцы не предприняли никаких серьезных мер безопасности. В течение ночи пиратский десант смог беспрепятственно высадиться на берег. Рано утром флибустьеры пошли на штурм, одновременно с основным отрядом, два небольших отряда атаковали и захватили, два форта. Атака была столь внезапной, что многие горожане даже не поняли, что это нападение пиратов, полагая, что это городской праздник любопытные жители сбегались на звуки выстрелов, за что впоследствии и поплатились.
Захватив город, пираты применили свою обычную тактику. Они собрали горожан в одном помещении и стали требовать выкуп за город. Пытки наиболее богатых и издевательство над пленниками, привели даже к инциденту, когда два испанских капитана попросили у Ван Хоорна встречи и пожаловались на плохое обращение с пленными. Определенную ноту напряжения внесло появление испанской эскадры из пятнадцати судов. Пираты срочно собрались, взяли заложников и отправились на остров Сакрифисио в ожидании выкупа. Напряжение возрастало и нетерпеливый Ван Хоорн хотел поторопить с выплатой, отправив вице-королю Новой Испании головы некоторых знатных заложников, но этому воспротивились де Графф и некоторые другие капитаны.
Возможно, это послужило поводом для дуэли пиратских капитанов. Другие хронисты предлагают другие версии случившегося. Одни пишут, что де Графф отказался отпускать огромное количество негров и мулатов, которых планировал продать в рабство, или, что де Графф отказался напасть на испанскую эскадру, а Ван Хоорн обвинил его в трусости. По условиям дуэли дрались до первой крови, и де Графф первый легко ранил Ван Хоорна в руку.
Выкуп, который получили пираты за испанских заложников, оценивался в полтора миллиона пиастров. По оценке историков – это один из наиболее богатых трофеев в истории пиратства. На долю рядового участника похода пришлось около 800 пиастров. Но потратить свою долю Ван Хоорн не успел, поскольку вскоре умер от гангрены, поэтому фактическим убийцей считался де Графф. После него флотилию возглавил де Граммон и успешно привел ее в Пти-Гоав.