Генри Эвери

Генри Эвери — легендарный английский пират, плававший в Индийском океане. Подлинное имя и годы рождения и смерти неизвестны.

Ранние годы капитана Эвери

Чарльз Джонсон, что в своей Истории пиратства меняет имя Генри Эвери (Henry Every) на Джон Эйвери (John Avery) и сообщает, что Эвери родился в 1653 году в графстве Девоншир близ Плимута. Один из пленников пиратского капитана, голландец Ван Брук, который полгода провел в плену у пиратов, сообщает, что подлинная фамилия Генри Бриджмен. Псевдоним Эвери (англ. каждый) капитан пиратов взял, чтобы не допустить преследования своих родственников, оставшихся в Англии. Ван Брук описывает его как веселого и добродушного человека, которого в детстве часто обижали родственники, и что будучи сыном капитана торгового судна, он с юных лет ходил в море, а пиратом стал после измены жены.
Есть и другие сведения о его действиях до появления в Индийском океане. Возможно, он занимался работорговлей, поскольку некто Филлипс, капитан корабля Ганнибал в своем письме жаловался, что не может найти негров на побережье Гвинеи, поскольку здесь уже побывал Долговязый Бен или Эвери. А Генри Брюс уверял, что Эвери доставлял рабов на Багамские острова и пользовался особым покровительством губернатора Кэдвалладера Джонса.

Пиратская карьера Эвери

В подробностях пиратскую карьеру Генри Эвери можно проследить, начиная с 1694 года. В это время будущий пират служит первым помощником на 46-пушечном фрегате Карл II, который уже восемь месяцев стоял в испанском порту Ла-Коруньо, нанятый для военных действий испанскими купцами. Моряки уже несколько месяцев не получавшие жалования, 7 мая 1694 года взбунтовались и захватили корабль. Капитан подчинился приказам Эвери, а прибывшие на шлюпке с соседнего английского корабля матросы присоединились к бунтовщикам.
Пираты переименовали судно в Причуду (Фэнси) и отправились к берегам Западной Африки. По пути Эвери захватывал английские и датские суда, вербуя в свою команду всех добровольцев.
Не задержавшись на Мадагаскаре, отправился к Коморским островам. На острове Анжуан оставил письмо, предназначенное для всех английских капитанов.

Всем английским командирам.
Это — ради установления, что я нахожусь здесь, в данный момент, на борту корабля Фэнси, военного судна, прежде [называвшегося] Карл II, из испанской экспедиции, который ушел из Ла-Коруньи 7 мая 1694 г., данный корабль — с 46 пушками и 150 людьми, и пытающимися найти свою удачу. Я до сих пор не причинил зла ни одному английскому или голландскому судну, и не собираюсь этого делать, пока я командую этим судном. Соответственно, так я обращаюсь вообще ко всем кораблям, я желаю, чтобы всякий, кто прочтет это, использовал такой сигнал: если Вы или тот, кого Вы захотите проинформировать, пожелает узнать на расстоянии, кто мы, тогда поставьте ваш условный знак на пакете или на тюке и поднимите его на бизань-мачте, затем отдайте парус. Я отвечу тем же и не стану на Вас нападать. Мои люди голодны. Они тверды и решительны, и если они зайдут дальше, чем я этого желаю, это будет вопреки моей воле.
Всегда друг англичан,
на Анжуане, 18 февраля 1695 г.,
Генри Эвери.
60 вооруженных французов находятся на Мохели, где они ожидают случай захватить корабль. Берегите себя.

Эвери захватывает Ганг-и-Савай

К этому времени Эвери набрал достаточное количество человек в команду и, объединившись с двумя английскими пиратскими судами, решил идти в Красное море. У входа в Красное море к ним присоединились еще три пиратских судна. Видимо, отмечая встречу грандиозной пьянкой пираты прозевали конвой из двадцати пяти судов, возвращавшийся в Индию. Когда они услышали об этом на следующий день от проходящих лодок, Эвери немедленно бросился в погоню. Поскольку его судно было самым быстроходным, он первым догнал индийские суда. Первой, Причуда атаковала небольшой Фатех Мухаммед, который после трех пушечных выстрелов сдался. Самый крупный корабль в караване Ганг-и-Савай, был самым крупным кораблем во флоте Великого Могола. На нем возвращались из паломничества в Мекку, множество придворных чиновников Великого Могола. Корабль вез также огромное количество денег и драгоценностей. Поэтому Великое сокровище вел упорный бой, но он тоже сдался. В течение нескольких дней пираты обыскивали корабль и перетаскивали сокровища в свои трюмы, теперь они были богаты.

Эвери возвращается на Багамы

Относительно дальнейших планов мнение команды разделилось, англичане собирались вернуться на Нью-Провиденс (Багамы), а французы и датчане собирались остаться в Индийском океане. Эвери высадил их на острове Бурбон, где они поспешили промотать свою долю. Через время пираты просили разрешения у губернатора Жана-Батиста Бидона на постройку судна, чтобы добраться до Европы.
Захват Великого Сокровища вызвал бурю возмущения среди коренных жителей Сурата. Под давлением императора Аурангзеба англичане вынуждены были организовать вооруженную охрану для судов, направляющихся с паломниками в Мекку.
Причуда с оставшимися матросами ушла на Багамы. Губернатор Николас Тротт разрешил войти в бухту и распродать свою добычу, за что получил от каждого члена команды по 20 пиастров, 1000 фунтов стерлингов с добычи и совместно с местным купцом смог за бесценок приобрести часть груза и корабль.
Эвери с несколькими приятелями приобрел небольшое судно и отправлся в Бостон, но после того как за его голову была обещана награда, перебрался в Ирландию. Здесь следы легендарного Счастливчика обрываются.
После этого курсировало много слухов, о том что кто-то и где-то видел самого Эвери или его знакомых, но точных сведений о том, что стало с Генри Эвери нет.